Церковь Захария и Елизаветы (Воскресенский храм)

Самая красивая в Тобольске церковь — Захария и Елизаве­ты (другое название – Воскресенский храм), выстроена в стиле зрелого барокко на Базарной площа­ди. Идя по улице Кирова в сторону Иртыша и повернув налево на улицу Мира, сразу увидим ее высокий стройный силуэт. Находясь на открытом месте, она отовсюду хорошо просматривается и абсолютно доминирует среди прилегающей к пло­щади застройки. Это ее эффектное положение было удачно обыграно и при перепланировке города в конце XVIII в. — на вертикаль церкви ориентированы сходящиеся к площади улицы Мира и Хохрякова. В перспективе их уже издали виден стройный силуэт церкви. Высотный башнеобразный характер композиции подсказан был положением храма на берегу Иртыша между кремлевским ансамблем и Знаменским монас­тырем. Вместе с глубинно расположенной Богоявленской цер­ковью она «держала» на этом участке панораму нижнего го­рода, открывающуюся с реки. Эту свою роль памятник сохра­няет и поныне.

Церковь Захария и Елизаветы. ТобольскЗахарьевскую церковь можно считать подлинным дивом тобольского барокко. Архитектура ее говорит нам о стилевой зрелости, да и по времени Захарьевская церковь более позд­няя. Заложена она была лишь в 1759 г., а завершена в 1776 г. Впечатляет особая торжественность ее композиции, пышный и разнообразный декор, эффектное «кудрявое» завершение верха с декоративным пятиглавием, сложный и вычурный си­луэт. Характер ее форм обнаруживает очевидное влияние европеизированного столичного барокко; по всей видимости, проект был прислан из Европейской России. Хотя известно, что исполнителем проекта был местный мастер Городничев.

Сто­личный почерк особенно чувствуется в «рваных» дуговых фронтонах, завершающих основной объем храма, превратившихся здесь в подобие пышных картушей. В более ослабленном варианте мотив дугового фронтона повторен в завершении алта­ря и трапезной, в основании колокольни и ее верха. И здесь мы встречаем круглые окна-люкарны, вставленные в дуговые фронтоны.

На примере этой церкви можно видеть, насколько эволюцио­нирует стиль в сторону декоративности. Верх ее, с «рваным» фронтоном и волнообразным завершением, стал напоминать языки пламени, причудливо изогнувшиеся в капризной кон­вульсии. Постаменты угловых глав и сами главы превратились в подобие декоративных фиал-кеглей. К стилю этой церкви можно с полным правом применить термин «пламенеющее барокко», так как оно действительно достигло здесь апогея. Появилось характерное для зрелого барокко легкое, стреми­тельное вознесение масс, уже ничего не осталось от прежне­го ощущения грузности и инертности материала. В этой церк­ви мы сталкиваемся с еще более сложной сводчатой конст­рукцией перекрытия основного объема. Два сферических сво­да, поставленные один на другой, образуют высокий ступен­чатый купол храма, несущий световой барабан с главой. Бла­годаря дуговым фронтонам и угловым главам здесь также создано ощущение перетекаемости объемов, их слияния в од­но пластическое целое. Развитие стиля в сторону все большей декоративности предопределило соответственно и более слож­ную профилировку лопаток с двойными креповками. Лишь стены колокольни обработаны простыми и графичными фи­ленками. На всей архитектуре церкви лежит печать дворцового великолепия и праздничного ликования. Очень красивы отдельные детали: наличники с характерными «рваными» фрон­тонами, декоративные картуши, венчающие основной четве­рик, тонкие карнизные тяги с креповками. В абрисе линий декора чувствуется легкая грация стиля рококо.

Захарьевская была первой в Тобольске церковью XVIII века, где возникло торжественное пятиглавие. Ориентация на традиционное русское пятиглавие было программным возрождением древнего национального храмоздания, хотя четыре малых главы выполняют здесь лишь символическую роль, превратившись в декоративные надстройки.

С Захарьевской и начиналось тобольское барокко. Проявилось оно прежде всего в трактовке деталей. Плос­кость стен разработана вся, в узких пространствах меж­ду окнами помещены так называемые лопатки — вертикальная украшающая деталь наружного фасада. Лопатки неширокие, дважды перехваченные в своей длине (раскрепованные). Такие же лопатки укрепляют углы объе­мов — основного, алтарного, трапезного. А наверху хра­ма — картуши. Но, в отличие от Покровской церкви, они завершают не колокольню, а основной объем, там, где его углы соединяются с куполом. Особенности местного тобольского зодчества прослеживаются и в других деталях — тот же прием постановки храма на подклет с выделением вни­зу зимнего и вверху летнего помещений. У основания колокольни с обеих ее сторон те же привычные палатные при­стройки. У этой церкви особенно обширная трапезная, туда выходят два симметрично расположенных придельных алтаря. Поскольку она находилась на «торгу», в самом оживленном месте Тобольска, где всегда толпился народ, и церковь была наиболее посещаема. Вокруг храма с трех сторон вскоре воз­вели красивую металлическую ограду на каменных столбах, от которой теперь не осталось и следа.

Летняя церковь впечатляет высотой и взлетом своего про­странства, обилием света, выразительной пластикой свода, раскрытого люкарнами. Формы Захарьевской церкви полу­чили свой отзвук и в ее пышных барочных иконостасах. В летней церкви он был особенно красив и представлял собой высокую стройную стенку, завершенную тремя изящными рокайльными фронтонами. Легкое грациозное движение ввысь придало всей композиции иконостаса черты приподнятой тор­жественности, импонирующей динамичному пространству церкви. Благодаря применению ордера стенка алтарной преграды уподоблена полутораэтажному сооружению с тремя стройными арками врат, вписанных в ее заглубления. В обрам­лении врат использован мотив тонких спиралевидных коло­нок, поддерживающих креповки карнизов с разорванными фронтонами. Фигурные рамы икон, украшенные резьбой, вы­чурные картуши фронтонных завершений, дополненные вазо­нами, резные царские врата — все это создавало исключитель­ный декоративный эффект. Словом, весь строй иконостаса давал возможность почувствовать особое изящество стиля этой церкви.

Сейчас все тобольские церкви выглядят абсолютно белыми с известковой окраской своих стен и декоративных деталей, в чем, несомненно, сказалось воздействие северного идеала красоты. Но сплошная побелка, по всей видимости, плод про­водившихся более поздних их поновлений. Так, расчистка стен в Захарьевской церкви показала, что наличники окон первоначально имели терракотовую окраску, контрастно выделявшуюся на фоне побеленных стен, что создавало особый декоративный эффект местного барокко. Сибирская специ­фика сказалась здесь в смещении цветового акцента со сте­ны на декор — прием, присущий не столько российским тра­дициям, сколько декоративным принципам древней архитек­туры дальневосточных народов. Если эти открытия подтвердятся и на примере других каменных церквей Тобольска, то перед нами — уникальное сибирское явление, в котором свое­образно сплавились северорусский и специфически азиатский идеалы красоты.

Random Posts

  • Продукты будущего

    С рождением ребенка, а также после длительного просмотра серии программ первого канала о продуктах и услугах, стала тщательно выбирать продукты […]

  • Оптика U-tel шагает по Тобольску

    Наш славный город Тобольск дожил-таки до относительно светлых времен, когда начали появляться разные интернет-провайдеры и разные технологии обеспечения связи. Город […]

  • Лучшие дороги в городе за последние тысячу лет

    Этот год смело можно занести в историю города, как год, лето которого принесло в город лучшие дорожные покрытия на весь […]

  • Медицинское обслуживание в Тобольске

    Медицина в Тобольске. Большая негативно-субъективная заметка. Как-то в одной газете, там, где публикуются смски тоболяков, было написано что-то типа «У […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*